Главная


        Клятва ( лат. jus-jurandum ) произносилась каждым, кто собирался вступать во врачебный цех, или корпорацию, так называемых асклепиадов - последователей Асклепия.
        "Новичок" торжественно брал на себя обязательства воздерживаться от каких бы то ни было предосудительных действий и не ронять своего достоинства. Клятва Гиппократа написана в V веке до н.э. на ионийском диалекте древне-греческого языка.

КЛЯТВА ГИППОКРАТА

       "Клянусь Аполлоном - врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство.
       Считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делится с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах.
       Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам ни кому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла. Чисто и непорочно буду проводить я свою жизнь и свое искусство.
       Что бы при лечении - а также и без лечения - я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.
       Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому".


(Перевод В.И. Руднева)

HIPPOCRATIS JUS-JURANDUM

       Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citans, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene praestaturum.
       Illum nempe parentum meorum loco habiturum spondeo, qui me artem istan docuit, eique alimenta impertiturum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum.
      Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aergis salutarem praescripturum a perniciosa vero et improba eosdem prohibiturum.Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Caste et sancte colam et artem meam.
      Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque arcana fidei meae commissa.
      Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tam in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniant.